Бесплатная консультация юриста:
8 (800) 500-27-29 (доб. 553)
СПб и Лен. область:Санкт-Петербург и область:
+7 (812) 426-14-07 (доб. 318)
Москва и МО:
+7 (499) 653-60-72 (доб. 296)
Получить консультацию

Постановление пленума верховного суда о субсидиарной ответственности

Нововведения в Закон о банкротстве

Законодательство и судебная практика активно борются с недобросовестными действиями заинтересованных лиц при банкротстве предприятий. Организация с неудовлетворительным финансовым положением продолжала работать, заключать сделки с поставщиками и подрядчиками, получать заемные средства. В результате формировалась кредиторская задолженность, которую погасить должник уже не мог. Предприятие-дебитор заявляло о банкротстве. На балансе уже не было имущества для расчетов с кредиторами. В результате нарушались их права, образовывались убытки.

Часто убыточными предприятиями руководили подставные люди. Фактические собственники обанкротившегося юридического лица не несли никакой ответственности. А к номинальным директорам кредиторы не могли предъявлять претензии.

Для защиты интересов заимодавцев в Закон о банкротстве введена статья III.2, предусматривающая субсидиарную ответственность лиц, контролирующих убыточную организацию. При недостаточности средств для удовлетворения требований кредиторов задолженность может быть взыскана с руководства предприятия.

Контролирующее должника лицо

Для правильного толкования не только норм указанного выше Федерального закона, но и норм, сформулированных в указанном Постановлении Пленума, необходимо определить, кого следует считать контролирующим должника лицом.

Этому лицу, а также определению его правового статуса, посвящены пункты 3-7 указанного Постановления Пленума.

При этом в соответствии с абзацем 2 пункта 3 указанного Постановления Пленума контролирующее лицо может быть признано таковым в случае, если оно оказывает влияние на должника не напрямую, то есть без определения признаков аффилированности, а, например, посредством родства с руководителем или учредителем компании-должника или посредством свойства с ним или лицами, имеющими влияющую долю в уставном капитале. Для определения того или иного лица в качестве контролирующего должника следует установить, были ли осуществлены влияющие на финансовое состояние должника сделки под влиянием такого лица или нет.

При этом если лицо только находится в отношениях родства с участником или руководителем компании-должника, признать его контролирующим должника не получится, так как отсутствует элемент влияния на осуществление финансовой деятельности компании. Также контролирующим не будет признаваться такое лицо, которое получило полномочия на совершение сделок от имени должника, но такие сделки относятся к стандартным хозяйственным процессам, характерным для регулярной деятельности должника.

Для определения возможностей привлечения контролирующего лица к субсидиарной ответственности используются положения статей 2, 3 и 61.10 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», в частности, с целью определения, наличия контроля над организацией со стороны изучаемого лица в период, который оказался предшествующим возникновению, с фактической точки зрения, признаков банкротства. При этом не имеет значения тот факт, осуществлялись ли мероприятия по сокрытию фактического финансового состояния компании, или все сделки осуществлялись без такого сокрытия. На основании абзаца 1 пункта 4 указанного Постановления Пленума в расчет для определения роли определенного лица, как контролирующего должника, берется трехлетний период осуществления компанией-должником его финансово-хозяйственной деятельности.

В качестве контролирующего должника лица может быть определено не только физическое лицо, которое осуществляет свою деятельность, в том числе в части руководства финансово-хозяйственной деятельностью компании, но также и различные юридические лица, входящие в число учредителей. В этом случае можно говорить о том, что такое юридическое лицо обладает статусом управляющей компании и при наличии объективных показателей осуществления контроля за деятельностью такого лица может быть признано контролирующим должника, что налагает на компанию риск быть привлеченной к различным видам предусмотренной ответственности (на юридическое лицо могут быть наложены только меры административной ответственности). Кроме того, если будет установлено, что управляющая компания является контролирующим должника лицом, то к различным мерам ответственности, в том числе к субсидиарной ответственности, может быть привлечен также и руководитель такой управляющей компании, так как такая возможность дана судам в рамках использования Постановления Пленума Верховного суда РФ №53 от 21 декабря 2017 года. Такое право определено в пункте 5 этого Постановления. Признание физического лица-руководителя управляющей компании и самой управляющей компании контролирующими должника лицами происходит в том случае, если они обладают долей в уставном капитале компании более пятидесяти процентов от общей стоимости такого капитала, либо если они владеют более пятидесяти процентов голосующих акций в такой компании.

Однако, если номинальный руководитель раскрыл такую информацию, которая не была доступна другим независимым участникам банкротного процесса, что позволило выявить фактического руководителя компании, размер субсидиарной ответственности такого номинального руководителя будет меньше. Однако он продолжит признаваться контролирующим должника лицом.

В соответствии с абзацем 1 пункта 7 рассматриваемого Постановления Пленума контролирующим лицом также будет признаваться и лицо, которое извлекло выгоду из определенных, в первую очередь, незаконных и недобросовестных действий руководителя компании-должника. При этом в качестве контролирующего должника лица может быть признано и третье лицо, если его выгода (или прибыль) была получена из-за неправомерного действия руководителя должника, в том числе если такие действия причинили существенный ущерб самой компании вплоть до приведения ее к финансовому краху.

Тенденции привлечения и освобождения от субсидиарной ответственности в делах о банкротстве

При этом согласно п. 9 Постановления обязанность руководителя по обращению в суд с заявлением о банкротстве возникает в момент, когда добросовестный и разумный руководитель, находящийся в сходных обстоятельствах, в рамках стандартной управленческой практики, учитывая масштаб деятельности должника, должен был объективно определить наличие одного из обстоятельств, указанных в пункте 1 статьи 9 Закона о банкротстве. Но если руководитель должника докажет, что само по себе возникновение признаков неплатежеспособности, обстоятельств, названных в абзацах пятом, седьмом пункта 1 статьи 9 Закона о банкротстве, не свидетельствовало об объективном банкротстве, и он, несмотря на временные финансовые затруднения, добросовестно рассчитывал на их преодоление в разумный срок, приложил необходимые усилия для достижения такого результата, выполняя экономически обоснованный план, такой руководитель может быть освобожден от субсидиарной ответственности на тот период, пока выполнение его плана являлось разумным с точки зрения обычного руководителя, находящегося в сходных обстоятельствах.

Кроме того, исполнение руководителем обязанности по обращению в суд с заявлением должника о собственном банкротстве не ставится в зависимость от того, имеются ли у должника средства, достаточные для финансирования процедур банкротства.
3. В Постановлении ВС РФ разъяснил фактически новый критерий признания контролирующим лицом должника (в развитие ст. 61.10 Закона о банкротстве), а именно введено понятие «контролирующий выгодоприобретатель».

В частности, если сделки, изменившие экономическую и (или) юридическую судьбу должника, заключены под влиянием лица, определившего существенные условия этих сделок, такое лицо подлежит признанию контролирующим должника.

Предполагается, что лицо, которое извлекло выгоду из незаконного, в том числе недобросовестного, поведения руководителя должника является контролирующим. Так, контролирующим может быть признано лицо, извлекшее существенную (относительно масштабов деятельности должника) выгоду в виде увеличения (сбережения) активов, которая не могла бы образоваться, если бы действия руководителя должника соответствовали закону, в том числе принципу добросовестности.

В частности, предполагается, что контролирующим должника является третье лицо, которое получило существенный актив должника (в том числе по цепочке последовательных сделок), выбывший из владения последнего по сделке, совершенной руководителем должника в ущерб интересам возглавляемой организации и ее кредиторов (например, на заведомо невыгодных для должника условиях или с заведомо неспособным исполнить обязательство лицом («фирмой-однодневкой» и т.п.) либо с использованием документооборота, не отражающего реальные хозяйственные операции, и т.д.).

Также предполагается, что является контролирующим выгодоприобретатель, извлекший существенные преимущества из такой системы организации предпринимательской деятельности, которая направлена на перераспределение (в том числе посредством недостоверного документооборота), совокупного дохода, получаемого от осуществления данной деятельности лицами, объединенными общим интересом (например, единым производственным и (или) сбытовым циклом), в пользу ряда этих лиц с одновременным аккумулированием на стороне должника основной долговой нагрузки.

Если необходимой причиной объективного банкротства явились сделка или ряд сделок, по которым выгоду извлекло третье лицо, признанное контролирующим должника исходя из презумпции, закрепленной в подпункте 3 пункта 4 статьи 61.10 Закона о банкротстве, такой контролирующий выгодоприобретатель несет субсидиарную ответственность, предусмотренную статьей 61.11 Закона о банкротстве, солидарно с руководителем должника.
4. ВС РФ разъяснил вопрос о соотношении ответственности номинального и фактического руководителя при привлечении к субсидиарной ответственности. В частности, номинальный руководитель, принимавший ключевые решения по указанию третьего лица, не имевшего соответствующих формальных полномочий (фактического руководителя), не утрачивает статус контролирующего лица, поскольку подобное поведение не означает потерю возможности оказания влияния на должника и не освобождает номинального руководителя от осуществления обязанностей по обеспечению надлежащей работы системы управления юридическим лицом (пункт 3 ст. 53 ГК РФ РФ). В этом случае, оба руководителя (номинальный и фактический) несут субсидиарную ответственность солидарно.

Вместе с тем, на основании пункта 9 статьи 61.11 Закона о банкротстве размер субсидиарной ответственности номинального руководителя может быть уменьшен, если благодаря раскрытой им информации были установлены фактический руководитель и/или имущество должника либо фактического руководителя, скрывавшееся ими, за счет которого могут быть удовлетворены требования кредиторов.
5. ВС РФ уточнил, что при привлечении к субсидиарной ответственности руководителя за неподачу заявления о банкротстве должника:

— не учитываются обязательства перед кредиторами, которые в момент возникновения обязательств знали или должны были знать о том, что на стороне руководителя должника уже возникла обязанность по подаче заявления о банкротстве. Данное правило не применяется по отношению к обязательствам перед кредиторами, которые объективно вынуждены были вступить в отношения с должником либо продолжать существующие (недобровольные кредиторы), например, уполномоченный орган по требованиям об уплате обязательных платежей, кредиторы по договорам, заключение которых являлось для них обязательным, кредиторы по деликтным обязательствам;

— если обязанность по подаче в суд заявления должника о собственном банкротстве не была исполнена несколькими последовательно сменившими друг друга руководителями, первый из них несет субсидиарную ответственность по обязательствам должника, возникшим в период со дня истечения месячного срока, предусмотренного пунктом 2 статьи 9 Закона о банкротстве, и до дня возбуждения дела о банкротстве, последующие — со дня истечения увеличенного на один месяц разумного срока, необходимого для выявления ими как новыми руководителями обстоятельств, с которыми закон связывает возникновение обязанности по подаче заявления о банкротстве, и до дня возбуждения дела о банкротстве. При этом по обязательствам должника, возникшим в периоды ответственности, приходящиеся на нескольких руководителей одновременно, они отвечают солидарно;

— бывший руководитель должника, публично сообщивший неограниченному кругу лиц о сроке возникновения обязанности по обращению в суд с заявлением о банкротстве и неисполнении им соответствующей обязанности, не отвечает по обязательствам должника, возникшим со дня, следующего за днем такого публичного сообщения.
6. ВС РФ уточнил, что при привлечении к субсидиарной ответственности руководителя за невозможность полного погашения требований кредиторов:

— под действиями контролирующего лица, приведшими к невозможности погашения требований кредиторов следует понимать такие действия (бездействие), которые явились необходимой причиной банкротства должника, то есть те, без которых объективное банкротство не наступило бы. Неправомерные действия контролирующего лица могут выражаться, в частности, в принятии ключевых деловых решений с нарушением принципов добросовестности и разумности, в том числе согласование, заключение или одобрение сделок на заведомо невыгодных условиях или с заведомо неспособным исполнить обязательство лицом («фирмой-однодневкой» и т.п.), дача указаний по поводу совершения явно убыточных операций, назначение на руководящие должности лиц, результат деятельности которых будет очевидно не соответствовать интересам возглавляемой организации, создание и поддержание такой системы управления должником, которая нацелена на систематическое извлечение выгоды третьим лицом во вред должнику и его кредиторам, и т.д.

— контролирующее лицо также подлежит привлечению к субсидиарной ответственности и в том случае, когда после наступления объективного банкротства оно совершило действия (бездействие), существенно ухудшившие финансовое положение должника (контролирующее лицо, создавшее условия для дальнейшего значительного роста диспропорции между стоимостью активов должника и размером его обязательств, подлежит привлечению к субсидиарной ответственности в полном объеме, поскольку презюмируется, что из-за его действий (бездействия) окончательно утрачена возможность осуществления в отношении должника реабилитационных мероприятий, направленных на восстановление платежеспособности, и, как следствие, утрачена возможность реального погашения всех долговых обязательств в будущем).
7. ВС РФ разъяснил возможность применения правила «о защите делового решения» для освобождения от субсидиарной ответственности: в частности, контролирующее должника лицо не подлежит привлечению к субсидиарной ответственности в случае, когда его действия (бездействие), повлекшие негативные последствия на стороне должника, не выходили за пределы обычного делового риска и не были направлены на нарушение прав и законных интересов гражданско-правового сообщества, объединяющего всех кредиторов должника.

Доказывая отсутствие оснований привлечения к субсидиарной ответственности, контролирующее лицо вправе ссылаться на то, что банкротство обусловлено исключительно внешними факторами (неблагоприятной рыночной конъюнктурой, финансовым кризисом, существенным изменением условий ведения бизнеса, авариями, стихийными бедствиями, иными событиями и т.п.).

Если банкротство наступило в результате действий (бездействия) контролирующего лица, однако помимо названных действий (бездействия) увеличению размера долговых обязательств способствовали и внешние факторы (например, имели место неправомерный вывод активов должника под влиянием контролирующего лица и одновременно порча произведенной должником продукции в результате наводнения), размер субсидиарной ответственности контролирующего лица может быть уменьшен.
8. В Постановлении разъяснен вопрос о субсидиарной ответственности нескольких контролирующих лиц:

— если несколько контролирующих должника лиц действовали совместно, они несут субсидиарную ответственность за доведение до банкротства солидарно. В целях квалификации действий контролирующих должника лиц как совместных могут быть учтены согласованность, скоординированность и направленность этих действий на реализацию общего для всех намерения, то есть может быть принято во внимание соучастие в любой форме, в том числе соисполнительство, пособничество и т.д. Пока не доказано иное, предполагается, что являются совместными действия нескольких контролирующих лиц, аффилированных между собой;

— если несколько контролирующих должника лиц действовали независимо друг от друга, и действий каждого из них было достаточно для наступления объективного банкротства должника, названные лица также несут субсидиарную ответственность солидарно;

— если несколько контролирующих должника лиц действовали независимо, и действий каждого из них, существенно повлиявших на положение должника, было недостаточно для наступления объективного банкротства, но в совокупности их действия привели к такому банкротству, данные лица подлежат привлечению к субсидиарной ответственности в долях. В этом случае суд распределяет между ними совокупный размер ответственности, определяя долю, приходящуюся на каждое контролирующее лицо, пропорционально размеру причиненного им вреда или период осуществления контроля над должником.

— непередача предыдущим руководителем новому необходимых документов не освобождает последнего от ответственности и не свидетельствует об отсутствии вины. В случае противоправных действий нескольких руководителей, последовательно сменявших друг друга, связанных с ведением, хранением и восстановлением ими документации, презюмируется, что действий каждого из них было достаточно для доведения должника до объективного банкротства.
9. ВС РФ разъяснил спорные процессуальные вопросы обращения в суд и рассмотрения заявлений о привлечении к субсидиарной ответственности.

— в уже возбужденных делах о банкротстве конкурсные кредиторы, уполномоченный орган, работники должника вправе обратиться с заявлением о привлечении к ответственности только после включения соответствующих требований в реестр требований кредиторов должника, в том числе включения за реестром (в случае пропуска срока на включение в реестр);

— после завершения конкурсного производства или прекращения производства по делу в связи с отсутствием средств, достаточных для возмещения расходов на проведение процедур банкротства, заявление о привлечении к субсидиарной ответственности вправе подать только те кредиторы, работники должника, чьи требования в рамках дела о банкротстве были признаны обоснованными и включены в реестр требований кредиторов должника. Указанное правило применяется в отношении таких должников, по которым судебные акты о завершении конкурсного производства либо прекращения производства по делу были вынесены после 1 сентября 2017 года.

— кредиторы должника по текущим обязательствам после завершения конкурсного производства или прекращения производства по делу о банкротстве в связи с отсутствием средств, достаточных для возмещения расходов на проведение процедур банкротства, вправе подать заявление о привлечении контролирующего лица к субсидиарной ответственности по основанию, предусмотренному статьей 61.11 Закона о банкротстве, лишь в том случае, если их требования подтверждены вступившим в законную силу судебным актом или иным документом, подлежащим принудительному исполнению в силу закона. Указанное правило применяется в отношении таких должников, по которым судебные акты о завершении конкурсного производства либо прекращения производства по делу были вынесены после 1 сентября 2017 года.

— после возвращения заявления о признании должника банкротом уполномоченному органу он вправе предъявить вне рамок дела о банкротстве требование о привлечении к субсидиарной ответственности по основаниям, предусмотренным статьями 61.11 и 61.12 Закона о банкротстве, если возврат заявления мотивирован отсутствием надлежащих свидетельств, подтверждающих вероятность обнаружения в достаточном объеме имущества должника, за счет которого могут быть покрыты расходы по делу о банкротстве. В этом случае иные лица не наделяются полномочиями по обращению в суд с требованием о привлечении к субсидиарной ответственности.

— при прекращении производства по делу о банкротстве на основании абзаца восьмого пункта 1 статьи 57 Закона о банкротстве на стадии проверки обоснованности заявления о признании должника банкротом (до введения первой процедуры банкротства) заявитель по делу о банкротстве вправе предъявить вне рамок дела о банкротстве требование о привлечении к субсидиарной ответственности по основаниям, предусмотренным статьями 61.11 и 61.12 Закона о банкротстве, если задолженность перед ним подтверждена вступившим в законную силу судебным актом или иным документом, подлежащим принудительному исполнению в силу закона. В этом случае иные лица не наделяются полномочиями по обращению в суд вне рамок дела о банкротстве с требованием о привлечении к субсидиарной ответственности. Указанное правило применяется в отношении таких должников, по которым судебные акты о завершении конкурсного производства либо прекращения производства по делу были вынесены после 1 сентября 2017 года.

— заявление о привлечении к субсидиарной ответственности контролирующего должника лица, в отношении которого возбуждено дело о банкротстве, подлежит рассмотрению в рамках дела о банкротстве контролируемого лица.

— понижение очередности удовлетворения требований кредиторов, предусмотренное пунктом 4 статьи 142 Закона о банкротстве, применяется только в случае, когда возможность предъявления требований в двухмесячный срок, указанный в пункте 1 статьи 142 Закона о банкротстве, объективно существовала, но не была своевременно реализована кредитором. Поэтому при установлении в деле о банкротстве контролирующего должника лица требования о возмещении им вреда в порядке субсидиарной ответственности названный двухмесячный срок начинает течь не ранее начала течения срока исковой давности по заявлению о привлечении такого контролирующего лица к субсидиарной ответственности.

— изложенное в абзаце 5 пункта 6 статьи 61.16 Закона о банкротстве правило о том, что до рассмотрения вопроса о включении в реестр требований кредиторов контролирующего должника лица требования о привлечении его к ответственности денежные средства, вырученные от реализации имущества контролирующего лица, не распределяются между кредиторами последнего, не распространяется на кредиторов лица, контролирующего должника, требования которых имеют приоритет над требованием о привлечении к ответственности, относящимся к третьей очереди удовлетворения.

— в резолютивной части определения о привлечении к субсидиарной ответственности (об определении размера субсидиарной ответственности) указывается общая сумма, подлежащая взысканию с контролирующего должника лица, привлеченного к ответственности, в том числе в пользу каждого из кредиторов, выбравших способ, предусмотренный подпунктом 3 пункта 2 статьи 61.17 Закона о банкротстве, и в пользу должника — в оставшейся части. В случае, когда на момент вынесения определения о привлечении к субсидиарной ответственности (об определении размера субсидиарной ответственности) кредиторы не выбрали способ распоряжения требованием к контролирующему должника лицу в определении о привлечении к субсидиарной ответственности взыскателем указывается должник (впоследствии суд производит процессуальную замену взыскателя по правилам подпункта 1 пункта 4 статьи 61.17 Закона о банкротстве).

— для обеспечения исполнения судебного акта о привлечении лица к ответственности по основанию, предусмотренному статьей 61.12 Закона о банкротстве, арбитражным управляющим открывается специальный банковский счет должника, списание денежных средств с такого счета осуществляется по распоряжению арбитражного управляющего для удовлетворения требований кредиторов, в интересах которых было удовлетворено заявление о привлечении лица к субсидиарной ответственности.

— заявление о привлечении к субсидиарной ответственности, поданное вне рамок дела о банкротстве, считается предъявленным в интересах всех кредиторов, имеющих право на присоединение к иску, независимо от того, какой перечень кредиторов содержится в тексте заявления; такое заявление рассматривается судом по правилам главы 28.2 АПК РФ (иск о защите прав и интересов группы лиц) и оплачивается государственной пошлиной в размере, определенном для имущественных исков исходя из суммы, предъявленной к взысканию в интересах подавшего иск кредитора.

— заявитель, обратившийся с требованием о привлечении к субсидиарной ответственности вне рамок дела о банкротстве, должен предложить другим кредиторам, обладающим правом на присоединение, присоединиться к его требованию. Такое предложение должно быть сделано путем включения сообщения в ЕФРСБ в течение трех рабочих дней после принятия судом к производству заявления о привлечении к ответственности. При этом кредиторы, обладающие правом на присоединение, могут присоединиться к уже предъявленному требованию в любое время до принятия судебного акта, которым заканчивается рассмотрение дела по существу.

— не допускается тождественность исков о привлечении к субсидиарной ответственности. В частности, не допускается повторное разрешение в рамках дела о банкротстве требования о привлечении контролирующего должника лица к субсидиарной ответственности, если ранее требование о привлечении этого же лица по тем же основаниям, уже было предъявлено и рассмотрено в том же деле о банкротстве. Также не может быть повторно разрешен иск о привлечении лица, контролирующего должника, к субсидиарной ответственности, поданный вне рамок дела о банкротстве, если ранее требование по тем же основаниям к тому же лицу было предъявлено и рассмотрено в деле о банкротстве. Кредитор, обладающий правом на присоединение к заявлению о привлечении к субсидиарной ответственности, поданному вне рамок дела о банкротстве, не реализовавший это право, утрачивает право на последующее предъявление требования к тому же контролирующему должника лицу по тем же основаниям (часть 5 ст. 225.16 АПК РФ РФ).

— размер стимулирующего вознаграждения арбитражного управляющего по результатам погашения требований кредиторов за счет привлечения к субсидиарной ответственности устанавливается исключительно судом, рассматривающим дело о банкротстве, на основании такого судебного акта соответствующая сумма стимулирующего вознаграждения подлежит перечислению управляющему.
По вопросам оказания услуг правового сопровождения дел о банкротстве рекомендуем обратиться в Юридический Центр «Защита Прав».
Николай Челюканов
Управляющий партнер проекта
[email protected]
+7(985)520-33-20

Недобросовестные и неразумные действия руководителя организации могут привести её к банкротству, а ответственность за долги общества, возможно, будут возложены на руководителя и (или) иных лиц путём привлечения их субсидиарной ответственности.

Основным нормативным документом в этой сфере является закон от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».

За последние несколько лет в законодательство о банкротстве были внесены поправки и даны разъяснения Верховным судом РФ , которые ужесточили ответственность контролирующих должника лиц.

В связи с чем, доказать свою непричастность и невиновность в банкротстве организации, и защититься от исков о привлечении к субсидиарной ответственности стало сложнее.

К субсидиарной ответственности, помимо директора организации, могут быть привлечены и иные лица, например:

– должностные лица общества (бухгалтер, юрисконсульт, финансовый директор, бывший руководитель и т. п.);

– родственники, супруги;

– третьи лица (бенефициары), которые фактически осуществляли руководство деятельностью организации.

Привлечение главного бухгалтера к субсидиарной ответственности возможно, если:

– имеются доказательства того, что имеющаяся несостоятельность наступила вследствие неправильных действий данного работника;

– активов организации недостаточно для расчета по всем финансовым обязательствам.

Наиболее распространенными основаниями для привлечения главного бухгалтера к личной материальной ответственности следующие:

– искажение отчетности, предоставление недостоверной документации;

– нарушение сроков представления отчетов;

– несоблюдение порядка ведения бухгалтерского учета, установленного законодательством.

Согласно закону, может быть привлечено к субсидиарной ответственности только лицо, чьи поступки напрямую повлияли на наступившую неплатежеспособность организации. Это значит, что если задолженность возникла в 2016 году, а главный бухгалтер работает только с 2017 года, то ответственен работник, трудившегося на предприятии в указанный промежуток.

Привлечение бенефициара к субсидиарной ответственности, возможно будет, если у последнего него были следующие полномочия, такие как:

– раздача указаний, обязательных к исполнению;

– влияние на общую политику предприятия путем личного авторитета или принуждения;

– воздействие непосредственно на руководство организации.

Главная особенность процедуры для данной категории лиц — сложность установления связи с деятельностью обанкротившейся фирмы. Необходимо иметь твердую доказательную базу, чтобы ходатайствовать об установлении личной материальной ответственности третьих лиц в ходе признания несостоятельности организации.

Следующие рекомендации помогут избежать субсидиарной ответственности

  1. Действовать добросовестно и разумно в интересах общества. Не совершать действия (бездействия), которые выходят за пределы обычного делового риска. Действовать как средний директор, который в определенной ситуации поступил бы аналогичным образом (п.3 ст.53 ГК РФ).
  2. Не заключать сделки на невыгодных условиях или с лицом, которое неспособно исполнить сделку («фирма-однодневка»), не совершать заведомо убыточные операции, которые не соответствуют интересам общества (подп.1 п.2 ст.61.11 Закона о банкротстве).
  3. С момента, когда общество оказалось в объективном банкротстве, из которого уже не спастись, необходимо немедленно обращаться с заявлением о банкротстве общества (ст.61.12 Закона о банкротстве).
  4. В случае утраты бухгалтерской и иной документации общества принимать меры по её восстановлению для передачи ее арбитражному управляющему либо провести экспертизу, которая свидетельствовала бы о невозможности их восстановления (подп.2, 4 п.2 ст.61.11 Закона о банкротстве).
  5. Перед заключением сделки с контрагентом сообщать последнему об отрицательном финансовом состоянии общества.

В случае осведомленности о данном состоянии и продолжении партнёрских отношений, контрагенты лишаются права на привлечение контролирующих лиц должника к субсидиарной ответственности, так как они знали о плохом финансовом состоянии общества и на свой риск заключали сделку.

  1. Не совершать правонарушения и преступления (подп.3 п.2 ст.61.11 Закона о банкротстве).

В случае если директор совершил какое-либо правонарушение (налоговое, корпоративное, уголовное и т. д.) и размер санкций за него будет больше 50 % от общего размера требований кредиторов, то предполагается, что директор виноват в банкротстве общества.