Бесплатная консультация юриста:
8 (800) 500-27-29 (доб. 553)
СПб и Лен. область:Санкт-Петербург и область:
+7 (812) 426-14-07 (доб. 318)
Москва и МО:
+7 (499) 653-60-72 (доб. 296)
Получить консультацию

Незаконное обогащение гк рф

Незаконное обогащение

Когда именно речь идет об обогащении?

В ныне действующих законах определены случаи, напрямую связанные с необоснованным обогащением. Гражданские права и обязанности у россиян возникают на основании некоторых причин. К ним относятся:

  • Заключение договоров, сделок;
  • Утверждение государственными региональными органами актов;
  • Решение судебных инстанций;
  • Приобретение имущественных ценностей согласно действующим законодательным нормам и положениям;
  • Создание музыкального произведения или другого предмета искусства, а также любой итог деятельности интеллектуальной направленности;
  • Нечаянное либо умышленное нанесение ущерба гражданам;
  • Незаконное получение выгоды за счет других лиц;
  • Наступление ситуаций, провоцирующих начало отношений.

В случаях необоснованного обогащения гражданское законодательство обязывает приобретателя возместить расходы на имущественные объекты, подлежащие возврату. Данные требования прописаны в статье 1108 российского Гражданского кодекса.

Положенную денежную сумму получает потерпевший. Ее размер зависит от стоимости хранения и содержания имущества с момента, подтверждающего факт совершенного. Однако данное право считается утраченным, если предметы спора приобретатель удерживал преднамеренно.

Прямая и главная обязанность лица, приобретшего имущество незаконным путем — это возврат полученного. Вернуть объект можно в полноценном виде либо возместить его, а также понесенный потерпевшим ущерб в денежном выражении. Данные способы, позволяющие взыскать незаконно полученную выгоду, названы в статьях 1105 и 1104 Гражданского кодекса Российской Федерации. Сумма наживы подлежит индексации, согласно действующему законодательству.

Случаи, когда приобретатель переуступил права требования третьим лицам или передал имущественные ценности иными аналогичными способами, закон также трактует как неосновательное обогащение, согласно нормам Гражданского кодекса. В такой ситуации пострадавшей стороне возвращается право на владение этим имуществом.

Чаще всего в судебной практике рассматриваются два вида споров:

  • Когда гражданами случайно перечислены финансовые средства лицам либо организациям, с которыми контракт не был подписан. К примеру, ошибочное введение одной цифры расчетного счета. В этом случае, если выгодоприобретатель не намерен возвращать приобретенные средства, судебный орган требует у него квитанций и чеков. Если в течение ближайшего времени на его счет финансы больше не перечислялись, потерпевший получает обратно всю полагающуюся ему сумму.
  • Когда россияне обращаются с исковым заявлением о возврате денег, переведенных на счет третьих лиц и компаний, просто без существования оформленного соглашения. Такая ситуация не в пользу подателя иска. Скорее всего, суд, откажет ему в возврате перечисленных денег, т. к. он, зная заранее о том, что никаких обязательств перед компанией не несет, все же осуществил перевод. Судебные инстанции подобные иски не удовлетворяют.

Случаи из судебной практики показывают, что трактовать положения российского законодательства можно по-всякому. К каждому конкретному делу нужен основательный подход. Также необходимы отличные знания в соответствующей юридической сфере.

В гражданском праве используется понятие «кондикционное обязательство». Оно возникает вследствие неосновательного обогащения. 1102 статья ГК РФ раскрывает суть этого обязательства. Рассмотрим ее подробнее.

Кондикционное обязательство – обязанность возвратить неосновательное обогащение. 1102 статья определяет следующие условия его возникновения:

  1. Наличие сбереженного/приобретенного имущества.
  2. Принадлежность ценностей другому лицу.
  3. Отсутствие нормативного основания для сбережения/приобретения этого имущества.

Об установленном в статье 1102 Гражданского кодекса РФ неосновательном обогащении говорится также в ст. 8. В подпункте 7 1-го пункта нормы оно признается одним из оснований для возникновения обязанностей и прав. Несомненно, правовое значение оно приобретает, выступая в качестве юридического факта, указанного в 8 статье и формирующего основание для возникновения обязательства по ст. 307 (п.2).

Незаконным становится обогащение только в том случае, когда оно предполагает извлечение выгоды за счет другого лица. Если имущественному положению какого-либо субъекта не был причинен ущерб, то каких-либо негативных правовых последствий обогащение не порождает. Это обусловлено, в первую очередь, отсутствием одного из обязательных субъектов – потерпевшего. В этой связи в 1 пункте ст. 1102 ГК РФ незаконное обогащение рассматривается в узком смысле.

Кондикционное обязательство – обязанность возвратить неосновательное обогащение. 1102 статья определяет следующие условия его возникновения:

  1. Наличие сбереженного/приобретенного имущества.
  2. Принадлежность ценностей другому лицу.
  3. Отсутствие нормативного основания для сбережения/приобретения этого имущества.

Об установленном в статье 1102 Гражданского кодекса РФ неосновательном обогащении говорится также в ст. 8. В подпункте 7 1-го пункта нормы оно признается одним из оснований для возникновения обязанностей и прав. Несомненно, правовое значение оно приобретает, выступая в качестве юридического факта, указанного в 8 статье и формирующего основание для возникновения обязательства по ст. 307 (п.2).

Незаконным становится обогащение только в том случае, когда оно предполагает извлечение выгоды за счет другого лица. Если имущественному положению какого-либо субъекта не был причинен ущерб, то каких-либо негативных правовых последствий обогащение не порождает. Это обусловлено, в первую очередь, отсутствием одного из обязательных субъектов – потерпевшего. В этой связи в 1 пункте ст. 1102 ГК РФ незаконное обогащение рассматривается в узком смысле.

Незаконное обогащение по ст. 1102 ГК РФ может выражаться в приобретении или сбережении чужого имущества. Для лучшего понимания содержания нормы обратимся к другим статьям Кодекса.

В ст. 128 приобретением называется получение определенных вещей (в том числе ценных бумаг, денег) или имущественных прав (исключительного права, сервитут, право требования и пр.).

Под сбережением понимают извлечение какой-то выгоды без затрат, которые обычно субъект должен понести для ее извлечения. Выгода выражается в одной из следующих форм:

  • Увеличение имущества, принадлежащего лицу, влекущее повышение стоимости ценностей.
  • Частичное/полное освобождение от обязательства перед кем-либо.
  • Использование чужого имущества, производство работ, предоставление услуг другим субъектом.

В юридической литературе высказывается мнение, что незаконное приобретение объектов права имеет место только тогда, когда у получателя возникло соответствующее право. Более того, некоторые авторы высказывают точку зрения, согласно которой предметом такого получения не может выступать индивидуально определенная вещь. Другими словами, приобретение как форма незаконного обогащения по ст. 1102 ГК РФ может выражаться исключительно в получении объектов, объединенных родовыми признаками, а также имущественных прав и денег.

Если принять указанную точку зрения, то приобретенными предметами могут выступать только такие вещи, на которые лицо получило право собственности. Соответственно, объекты, только фактически поступившие в обладание, не составляют незаконного обогащения. Ст. 1102 ГК РФ, однако, не содержит каких-либо ограничений для объектов, которые могут являться предметом кондикционного обязательства. Отсутствуют какие-либо специальные правила и в других нормах Кодекса.

Ошибочность приведенного выше подхода объясняется следующим:

  • Мнение о том, что понятие «приобретение» не охватывает случаи обычного получения имущества во владение, вряд ли можно считать соответствующим закону. Дело в том, что ни в одной законодательной норме не содержится каких-либо оговорок на этот счет.
  • Владение само по себе обладает определенной экономической ценностью: оно дает лицу возможность использовать вещь в любой момент. Это, несомненно, можно рассматривать как самостоятельную экономическую выгоду.
  • Нормы 60 главы ГК не только не запрещают требовать индивидуально-определенные объекты с помощью кондикции, а, наоборот, содержат правила, применимые исключительно к истребованию такого имущества.

На практике достаточно часто какой-либо объект выбывает из владения субъекта, который при этом неосновательно теряет и право собственности на вещь.

К примеру, объект может передаваться продавцом покупателю в собственность по условиям соглашения купли-продажи. Однако спустя время стороны расторгли договор вследствие непредоставления приобретателем встречного удовлетворения. Соответственно, первоначальный продавец уже не выступает в роли собственника и не может требовать возврата предмета сделки по правилам ст. 301.

В судебной практике по ст. 1102 ГК РФ такие споры разрешаются с учетом положений Постановления № 10/22 Пленумов ВС и ВАС от 2010 г. В указанном документе речь идет, в частности, о недвижимости. В Постановлении поясняется, что при расторжении договора о продаже недвижимого объекта, лицо (продавец), которое не получило оговоренной оплаты, вправе потребовать возврата имущества, предоставленного покупателю, в соответствии с положениями 1104 и 1102 статей ГК РФ. Судебные решения по таким спорам выступают основанием для госрегистрации прекращения прав собственности приобретателя и регистрации права продавца.

При анализе положений 1102 статьи возникает вопрос: во всех ли случаях факт возникновения расходов на имущество другого субъекта, исполнение для него работы или предоставление ему услуги без встречного предоставления указывает на получение этим лицом имущественной выгоды?

Несомненно, что в такой ситуации одна сторона правоотношений обогащается, сохраняя (сберегая) средства, которые она могла бы потратить на оплату соответствующего объекта, услуги, работы, если они были произведены по его просьбе, в соответствии с его волеизъявлением. Если просьба отсутствовала, спор о компенсации затрат решается на основании оценки конкретных обстоятельств. При этом во внимание принимается не только объективная стоимость работ/услуг или размер затрат, но и выгодность, хозяйственная необходимость их для адресата.

Необходимо отметить, что юридическое значение приобретает не любое обогащение за чей-то счет, а только неосновательно произведенное лицом за счет другого субъекта. Соответственно, отсутствие в законодательстве основания для получения выгоды выступает ключевым условием возникновения соответствующего обязательства.

В настоящее время довольно распространен подход, согласно которому правовыми основаниями следует считать юридические факты: договоры, административные акты, различные сделки и пр. Такое мнение, вероятно, связано исключительно с особенностями понимания терминов, используемых в нормах. И в 8, и в 1102 статье применяется одно понятие – «основание». Соответственно, это приводит к мысли о том, что под ним подразумевается правопорождающий факт.

Между тем такое понимание понятия не соответствует в первую очередь буквальному толкованию первого пункта 1102 статьи. В соответствии с ним, надлежащее основание должно устанавливаться законодательным или другим актом либо сделкой.

Если расценивать такое основание, как юридический факт (в качестве которого, в частности, выступает сделка), получается, что сделка должна возникать сама по себе. Стоит также отметить, что в некоторых случаях применение такого подхода привело бы к невозможности реализации охранительной функции, вытекающей из содержания кондикционной обязанности.

В ней закрепляется традиционное для отечественной правовой системы разделение форм обогащения на виды в зависимости от обстоятельств, его породивших. В основе классификации лежит связь приобретения/сбережения с действиями субъектов, между которыми перемещается имущественное благо. Соответственно, можно выделить обогащение, возникшее:

  • Из-за действий потерпевшего. К примеру, субъект по ошибке оплатил сумму, передал другому какой-то предмет, освободил от обязательства и пр., не получив взамен ничего.
  • Из-за действий приобретателя. Такое обогащение возникает, к примеру, при краже, пользования чужой вещью и пр.
  • Независимо от поведения потерпевшего и приобретателя. Это обогащение, в свою очередь, может быть вызвано действиями третьих лиц (к примеру, перевозчик неправильно выдал груз, и его получил не адресат, а сторонний субъект.), каким-то событием (допустим, лодку унесло течением и выкинуло на чужой участок, владелец которого ее присвоил).

В п. 2 1102 статьи ГК устанавливается, что вне зависимости от обстоятельств, вызвавших незаконное обогащение, к спорным случаям применяются положения 60-й главы Кодекса.

В гражданском праве существует такое понятие, как неосновательное обогащение. ГК РФ (ст. 1102) определяет последствия неправомерного получения дохода. Рассмотрим их подробно.

Достаточно часто на практике бывают ситуации, когда граждан просят повторно заплатить за предоставленную услугу, произведенную работу, перечислить дополнительные средства вне или сверх договора. По неведению и вследствие отсутствия необходимого опыта лицо выполняет просьбу. Только спустя некоторое время гражданин понимает, что его ввели в заблуждение. Как правило, в таких ситуациях оказываются законопослушные люди, привыкшие следовать нормам и выполнять свои обязательства добросовестно. Между тем действия второй стороны расцениваются как неосновательное обогащение. ГК РФ (ст. 1102) позволяет восстановить нарушенные права и интересы лиц, понесших убытки вследствие ненадлежащего поведения контрагентов.

Что такое неосновательное обогащение? ГК РФ (ст. 1102) называет так незаконное завладение или сбережение имущества, принадлежащего другим лицам. Другими словами, субъект, не имея юридических прав, получает чужие материальные ценности. При этом значения не имеет, благодаря действиям какой стороны отношений произошло неосновательное обогащение. ГК РФ (ст. 1102) не учитывает и наличие вины субъекта, получившего имущество неправомерно.

Рассматривая ст. 1102 ГК РФ с комментариями юристов, можно отметить, что специалисты разделяют способы совершения нарушения предписаний. Если говорить о деньгах, то первым является сбережение. Оно означает, что у неосновательно обогатившегося субъекта не произошло уменьшение средств, которое должно было произойти, если бы неудачное стечение обстоятельств. Второй способ – получение (приобретение). Он предполагает, что имущество поступило во владение лица без юридических оснований. Если в первом случае не происходит уменьшения объема материальных ценностей, то во втором он увеличивается.

Незаконное обогащение может произойти в рамках договора подряда. К примеру, заказчик производит предварительное перечисление средств за работу. Подрядчик же, в свою очередь, выполняет меньший объем, чем было оговорено. В другой ситуации заказчик оплачивает больший объем, чем было выполнено. Обогащение часто происходит в виде переплаты штрафа. Такие ситуации возникают по самым разным сделкам, условиями которых предусматриваются санкции за нарушения или неисполнение пунктов договора. На практике встречаются случаи неосновательного обогащения при получении оплаты за эксплуатацию земли. Она может производиться в виде налогового отчисления или арендных платежей. Например, собственник сдал в пользование участок. При заключении соглашения была установлена определенная сумма оплаты. Собственник заплатил налог на землю и требует с арендатора дополнительные средства, не оговоренные договором. Пользователь отдает сумму сверх соглашения. В результате объем средств у собственника не изменился. Некоторые сложности возникают при решении вопроса об отнесении к неосновательному обогащению переход прав на сооружение при неоформленном праве на участок. В судебной практике сложился определенный подход к таким ситуациям. Инстанции склоняются к тому, что даже если права на землю не оформлены, основания для эксплуатации участка под сооружением есть. Соответственно, действия лиц не имеют характера неосновательного обогащения.

В рамках исполнительных производств кредиторы нередко получают больше имущества, чем это предусматривается по ИЛ.

В нем установлено предписание, в соответствии с которым субъект, получивший материальные ценности неправомерно, должен передать их обратно законному владельцу. Обязанность возвратить неосновательное обогащение вменяется во всех случаях противоправного сбережения или приобретения имущества, кроме ситуаций, предусмотренных 1109 статьей Кодекса. Как выше было указано, закон не принимает во внимание условия, в которых субъект получил материальные ценности. Взыскание неосновательного обогащения производится и в случае, когда оно произошло помимо воли лиц.

Обязательства, которые возникают вследствие неосновательного обогащения, называются кондикционными. Они обладают некоторыми схожими чертами с виндикацией. Однако необходимо понимать разницу между этими институтами. Так, потерпевший, предъявляющий иск о неосновательном обогащении, может истребовать у нарушителя его прав любую однородную аналогичную вещь. При виндикации законный владелец может получить обратно только тот предмет, который был утрачен. При этом потеря вещи должна произойти против воли собственника. При неосновательном обогащении не имеет значения, каким способом объект выбыл из владения. Кроме этого, при виндикации основанием для истребования является незаконное приобретение вещи.

При кондикции к нему добавляется еще и неправомерное сбережение. При возникновении неопределенности при индивидуализации предмета суд применяет правила о неосновательном обогащении.

Требования о возврате незаконного обогащения могут предъявляться в рамках обязательств, возникших за рамками соглашения. Другими словами, они обладают внедоговорным характером. Взыскание задолженности производится исключительно в пределах соглашения. В этом состоит принципиальная разница между институтами.

Законодательство определяет их как расходы, которые возникли в связи с нарушениями, допущенными контрагентом, и направлены на восстановление прав. Убытками также считаются потеря и повреждение имущества. Эти затраты называют реальным ущербом. Между тем, существует и так называемая упущенная выгода. Она представляет собой доходы, которые субъект не получил, так как контрагент допустил нарушение. Если говорить о неосновательном обогащении, то оно предполагает, наоборот, получение (сбережение) имущества за счет другого лица.

Законодательство определяет случаи, в которых имущество не может возвращаться при неосновательном обогащении. К ним относят:

  1. Досрочное погашение задолженности.
  2. Исполнение обязательства после окончания давностного срока.
  3. Суммы заработка, пенсий, стипендий, иных социальных выплат, начисленные вследствие счетной ошибки.
  4. Компенсацию вреда здоровью
  5. Алименты.

При этом законодательство устанавливает обязательное условие. Во всех ситуациях должна отсутствовать недобросовестность со стороны приобретателя. Другие суммы, за исключением приведенных выше, считаются неосновательным обогащением.

Потерпевший может обратиться с требованием о возврате утраченного имущества сразу в суд. Кроме этого, закон предусматривает и претензионный порядок. Он не является обязательным. Материальные ценности могут быть возвращены в натуральном виде. Недобросовестный приобретатель отвечает за любые ухудшения состояния вещи, даже если оно произошло случайно. Обязанность вернуть полученное возникает тогда, когда потерпевшему стало или могло стать известно о неосновательном обогащении. Если у приобретателя нет возможности предоставить материальные ценности в том виде, в котором они были получены, он компенсирует их стоимость.

Неосновательное обогащение является проблемой, с которой сталкиваются многие россияне. Судами рассматриваются сотни исков по данному вопросу, поданных как гражданскими лицами, так и организациями.

Гражданский кодекс РФ рассматривает неосновательное обогащение как приобретение или сбережение имущественных ценностей неправомерным с юридической точки зрения путем. При этом следует знать, что имуществом являются движимые и недвижимые ценности, вещи, финансовые средства, ценные бумаги и все то, что можно передать гражданским и юридическим лицам.

Данный вид правонарушений подпадает под действие статьи 1102 ГК РФ, согласно которой каждая из сторон, участвующая в соглашении, имеет право на возмещение убытков из-за невыполнения обязательств противоположной стороной, даже несмотря на то, что ею была получена выгода.

Таким образом, именно извлечение корысти в Гражданском кодексе РФ объясняется как неосновательное обогащение.

Если сделка изначально соответствует законодательным требованиям, сторона, получившая неосновательное обогащение, должна вернуть все в полном размере. В обратном случае на нее подается иск.

Сторона, которая обратилась в суд за разрешением спора, называется потерпевшей стороной, а приобретатель неправомерной выгоды – ответчиком. Заявления о неосновательности обогащения от гражданских лиц принимаются в районных судах, от юридических лиц – в арбитражных инстанциях.

Согласно рассматриваемой статье, исполнять положенные обязательства должна сторона-ответчик, поскольку действия договора не прекращены. При этом сначала возмещается ущерб, а после этого выполняются другие договорные обязательства, которые остаются в силе.

Положения статьи 1102 ГК РФ применяются независимо от того, по какой причине произошло неосновательное обогащение: по причине поведения выгодополучателя, по причине поведения пострадавшей стороны или третьих лиц, или независимо от действий участников соглашения.

Для того чтобы суд признал наличие неосновательного обогащения, должны быть соблюдены определенные условия.

С учетом перечисленных факторов, неосновательное обогащение происходит в следующих ситуациях:

  • когда оплата денежных средств, передача ценностей, освобождение от имущественных обязательств произошли по ошибке;
  • когда совершенные действия были противозаконными и целенаправленными и осуществлялись для получения выгоды;
  • когда произошло вмешательство третьих лиц.

Действующим законодательством определены случаи, которые напрямую связаны с необоснованным обогащением.

Неосновательное обогащение и применение ст. 1109 ГК РФ. Решение суда: «Отказать в исковых требованиях о взыскании в счет неосновательного обогащения».

Не знаю почему, но многие юристы смотрят в одну статью ГК РФ, но, не понимая, что гражданское право представляет собой систему, а не просто произвольный и хаотичный набор статей, не видят других статей, имеющих отношение к спорной ситуации. Я хочу поделиться делом из своей адвокатской практики, когда представитель истца именно так однобоко читал нормы о неосновательном обогащении. Ссылаясь на ст. 1102 ГК РФ он забыл о том, что есть еще ст. 1109 ГК РФ.

Фабула

Сожитель и сожительница, условно Иванов и Петрова несколько лет проживали в фактически супружеских отношениях. Иванов работал, а Петрова была на пенсии по инвалидности, а затем по старости. Они жили совместно, и у них был единый бюджет. Эти обстоятельства никто не оспаривал.

В один прекрасный момент было принято решение купить автомобиль. Покупателем автомобиля был Иванов. Он же внес первоначальный взнос, а часть денег получил в кредит от банка. В итоге Иванов стал собственником автомобиля.

Но все хорошее когда-то заканчивается и однажды Иванов и Петрова расстались. Автомобиль остался у Иванова. В то же время практически все платежи по кредиту на счет Иванова в банке вносились Петровой. На момент прекращения отношений было выплачено около 380 000 рублей.

В итоге Иванов получил по почте исковое заявление Петровой о взыскании с него всей указанной суммы в качестве неосновательного обогащения.

Правовая позиция истца

В исковом заявлении говорилось, что, так как все платежи по кредиту вносились Петровой, а автомобиль был в собственности Иванова, то это означает, что Иванов неосновательно обогатился, так как отсутствовали правовые основания для сбережения им указанных сумм.

В судебном заседании Петрова утверждала, что у Иванова и не было никаких своих средств для внесения первоначального взноса, а также для погашения кредита. Она пыталась убедить суд в том, что Иванов и не работал, а если и работал, то почти ничего не зарабатывал. Все деньги, которые уплачивались по кредиту, исходя из её объяснений, были ее личными денежными средствами.

Правовая позиция ответчика:

Иск о взыскании неосновательного обогащения не подлежит удовлетворению по праву

С моей точки зрения позиция истца вне зависимости от того, её ли средства уплачивались за автомобиль и по погашению кредита или нет, не содержала каких-либо правовых оснований для удовлетворения исковых требований о взыскании неосновательного обогащения. Иначе говоря, в принципе нам вовсе нечего было доказывать, так как иск не подлежал удовлетворению по праву. Наша позиция была следующей.

В исковом заявлении истец воспроизвел только часть ст. 1102 ГК РФ, а именно, что лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение). Между тем, истец забыл о том, что эту часть статьи надо еще дополнить фразой за исключением случаев, предусмотренных статьей 1109 настоящего Кодекса. А эта фраза в данном случае имела решающее значение.

А какие же исключения существуют в ст. 1109 ГК РФ из правил о неосновательном обогащении применительно к нашему спору? Ст. 1109 ГК РФ предусматривает в частности следующее:

Не подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения денежные суммы и иное имущество, предоставленные во исполнение несуществующего обязательства, если приобретатель докажет, что лицо, требующее возврата имущества, знало об отсутствии обязательства либо предоставило имущество в целях благотворительности

В исковом заявлении Петрова не говорила о том, что между ней и ответчиком существовало какое-либо обязательство. В судебном заседании я спросил у неё, а во исполнение какого обязательства она оплачивала платежи по кредиту? Ни она, ни её представитель так и не смогли вразумительно пояснить, оплачивала ли она деньги, полагая, что между ними есть какое-либо обязательство.

Иначе говоря, сама сторона истца фактически подтвердила, что Петрова, уплачивая деньги на счет Иванова, знала, что у нее нет никакого обязательства их совершать. Петрова, зная о том, что обязательства отсутствуют неоднократно перечисляла деньги, т.е. на её требования распространяется исключение, предусмотренное ст. 1109 ГК РФ.

Неосновательное обогащение подразумевает либо наличие ошибочного платежа, т.е. если деньги по ошибке переведены не тому лицу, либо тому лицу, но в размере, превышающем договорные обязательства; либо отпадение основания, по которому были получены деньги, например, при признании договора незаключенным, при расторжении договора, когда были произведены авансовые выплаты и иных подобных случаях. В то же время когда кто-либо сознательно переводит деньги, говоря, что отсутствовало какое-либо обязательство, такое поведение ГК РФ рассматривает, как не заслуживающее защиты, так как в данном случае не было ошибки или не отпадало основание, по которому предполагалась уплата денег.

Когда лицо сознательно переводит деньги, зная об отсутствии обязательства, говоря, что нет договорных отношений, его мотивы могут быть самыми разными: тут и желание отблагодарить кого-либо за что-то, и помощь, например, сожителю, и иные подобные мотивы. Но самое главное, что в данном случае нет необходимости у получателя имущества доказывать наличия таких мотивов плательщика, а важно то, что человек сознательно переводил деньги, зная об отсутствии обязательства.

Могу сказать, что в своей практике я неоднократно стакивался с непониманием того, что существуют исключения из правил неосновательного обогащения в силу вышеназванной нормы, но многие просто не замечают или не хотят замечать ст. 1109 ГК РФ.

На самом деле, конечно же, данных доводов было достаточно для отказа в иске, но мы, зная риски неправильного понимания права судами, подготовили еще и возражения, основанные на доказательствах, исходя из которых, деньги уплачивались именно из средств ответчика.

Иск о взыскании неосновательного обогащения не подлежит удовлетворению в связи с тем, что оплата кредита производилась из средств ответчика

Очень хорошо, что Петрова говорила о том, что у Иванова не было денег для оплаты кредита. Мы представили сведения о доходах Иванова, из которых следовало, что его заработная плата более, чем в три раза превышала ежемесячный платеж. Данные доказательства показали суду лживость объяснений Петровой.

Кроме того, мы представили распечатки по банковской карте ответчика, из которой следовало, что практически по 80% платежей по кредиту за день или несколько дней до их оплаты снимались суммы равные платежу по кредиту, либо большие. Иванов утверждал, что, так как днем он работает, а сожительница на пенсии, то он передавал ей свою карточку для снятия денег и уплаты платежей.

Таким образом, позиция ответчика заключалась в том, что это именно его средства шли на уплату кредита.

Петрова, увидев представленные нами документы, стала говорить, что она этих денег никогда не видела, что ответчик их куда-то тратил. Тогда возник вопрос, если ответчик ничего не приносил в общий бюджет, то откуда Петрова брала деньги на платеж по кредиту. Она получала пенсию, а ежемесячный платеж был даже чуть больше, чем размер пенсии. Я её спросил, а на что они жили, если ответчик денег не приносил, а пенсия вся тратилась на платежи по кредиту. Петрова стала утверждать, что у нее дома очень много денег и их хватало в том числе и на платежи по кредиту. Тогда я задал ей вопрос, а если у нее столько много денег, то зачем брали кредит и переплачивали проценты. В итоге Петрова запуталась, и все это видно было суду. Суд понимал, что она просто сочиняет на ходу.

В итоге в удовлетворении требования о взыскании неосновательного обогащения было отказано. На решение была подана апелляционная жалоба, в которой представитель истца ссылался в частности на судебную практику апелляционного суда, приводя выдержки из конкретных дел. Между тем, когда судья апелляционного суда зачитывала апелляционную жалобу, сказала, что представитель истца ссылается на, как ему кажется практику данного суда. Многие, к сожалению, будучи не в состоянии определить сходство и различие дел, просто урвать неких апелляционных определений, не замечая, что эти определения о совсем другом.

Апелляционный суд оставил решение суда первой инстанции без изменения, даже не вникая в то, чьи платились деньги, так как на самом деле было достаточно применить лишь ст. 1109 ГК РФ.

Несмотря на то, что решение состоялось в пользу моего доверителя, я не согласен с существующим в настоящее время вариантом ст. 1109 ГК РФ именно в части его применения к отношениям сожителей. Кто желает ознакомиться с проблемой и тем, как она решается в США, предлагаю почитать мои публикации на Закон.ру:

Constuctive trust и unjust enrichment vs Неосновательное обогащение. Анализ одного судебного спора.

Раздел имущества сожителей в штате Вашингтон и в Канаде — хороший пример для формирования российской судебной практики.